Деньги и (или) квартира: ВС простил долги по валютной ипотеке

Супруги взяли в 2008 году валютную ипотеку и не смогли расплатиться. Квартира отошла банку, но уже после ее передачи с заёмщиков захотели дополнительно взыскать еще и деньги – задолженность по кредитному договору. Можно ли было в таком случае возобновлять исполнительное производство или долг нужно считать погашенным –​​​​​​​ ответил Верховный суд. 

Инна и Юрий Петровы* собирались купить квартиру в ипотеку. В 2008 году они взяли кредит в «ОТП-банке» ($111 000 под 11% годовых на 144 месяца), а обеспечением стала квартира – «однушка» на последнем этаже 22-этажного дома площадью чуть более 40 кв м. (в договоре ее стоимость оценили в 4,5 млн руб.).

Выплатить кредит супруги не смогли, и в итоге оказались должны банку около $112 000. По решению Одинцовского городского суда заложенная квартира отошла кредитной организации – ее должны были продать с аукциона с начальной стоимостью как в кредитном договоре. При этом суд уменьшил неустойку за просрочку выплат с $4350 до $1000 и обязал ответчиков оплатить госпошлину (почти 30 000 руб.). Начали исполнительное производство, которое завершилось в конце сентября 2014 года «в связи с фактическим исполнением судебного акта» – передачей квартиры кредитору.

Однако на этом проблемы Петровых не закончились. Восемь месяцев спустя исполнительные производства возобновили: с Петровых, которые уже и так расстались с квартирой в счет погашения долга, хотели довзыскать еще и задолженность по кредитному договору (до конца она так и не была погашена). Петровы обжаловали постановления приставов в суд, но Одинцовский городской суд им отказал. Апелляция, Мособлсуд, такое решение поддержала.

В судах решили так: факт передачи квартиры в счет погашения долга не означает, что не нужно взыскивать оставшуюся задолженность по кредитному договору. Ведь в исполнительном документе (наряду с требованием об обращении взыскания на заложенную квартиру) прописано и то, что необходимо взыскать деньги в счёт задолженности по кредиту.

Заявители пытались сослаться на п. 5 ст. 61 Закона об ипотеке. В нем сказано, что когда взыскание обращено на ипотечную квартиру, обязательства заёмщика прекращаются с того момента, как кредитор получил страховку по договору страхования ответственности заёмщика. Эти положения вступили в силу позже, чем был заключен кредитный договор, и обратной силы не имеют, отклонили ссылку Петровых суды. И взыскание вообще проводилось не в рамках Закона об ипотеке, а по Закону об исполнительном производстве. Более того, сделали оговорку в апелляции, стороны договора не прописали возможность прекратить обязательства перед банком, если за ним останется заложенная квартира.

Ошибка вышла

Верховный суд РФ, где в итоге оказалось дело, пришел к другим выводам. Коллегия по гражданским спорам под председательством судьи Игоря Зинченко сослалась как раз на п. 5 ст. 61 Закона об ипотеке. Банк оставил квартиру за собой, когда п. 5 ст. 61 уже действовал, говорится в определении ВС, а значит, норму можно применять и в этом случае. Соответственно исполнительное производство прекратили законно и не должны было возобновлять. Кроме того, сами постановления пристава не отвечают требованиям закона, обратили внимание судьи: решение возобновить производство следовало обосновать, но этого не сделали.

В итоге ВС отменил решения нижестоящих судов и отправил дело на новое рассмотрение в апелляцию:

При новом рассмотрении суду апелляционной инстанции следует учесть, что по смыслу п. 5 ст. 61 ФЗ «Об ипотеке (залоге недвижимости)» в случае обращения взыскания на предмет ипотеки по решению суда задолженность <…> считается погашенной, а обеспеченное ипотекой обязательство прекращается передачей жилого помещения в собственность залогодержателя, что, в свою очередь, может исключить необходимость дальнейшего исполнения решения суда, в том числе и в части, касающейся взыскания задолженности по кредитному договору»

Нижестоящие суды подошли к вопросу слишком формально, считает Михаил Будашевский, юрист «Хренов и партнеры»: «За формальными тонкостями в данном случае скрыто грубое нарушение общих принципов гражданского права: получается, что должника можно обязать исполнить одно и то же обязательство дважды – путём передачи квартиры и путём выплаты денежных средств».

Более того, правовыми последствиями применения п. 5 ст. 61 является то, что кредитор автоматически лишается права взыскать неустойку, проценты и применить другие штрафные санкции по договору с момента получения квартиры в рамках исполнительного производства, обращает внимание Зиннур Зиннятуллин, адвокат, АБ «Князев и партнёры»: «То есть должникам не придется идти в суд с иском о признании договора прекратившим свое действие».

На сайте Мособлсуда информации о новом рассмотрении дела пока нет.

– имена и фамилии участников процесса изменены редакцией

источник: http://pravo.ru/story/view/136775/?cl=N

Ушёл, но успел вернуться: ВС рассказал, чем грозит оставление места ДТП

Все знают, что покидать место ДТП нельзя – участник аварии должен остановиться и дождаться сотрудника полиции. Однако как расценить действия водителя, который ненадолго отъехал, но успел вернуться к приезду ДПС? Суд первой инстанции посчитал это правонарушением и отобрал права. Водитель принялся оспаривать решение. Точку в споре поставил Верховный суд.

Валерий Иванов* во дворе дома въехал на своей машине в припаркованный автомобиль. После этого виновник ДТП скрылся с места аварии, однако к приезду сотрудников полиции вернулся – это подтвердили все свидетели случившегося. Иванов присутствовал при установлении обстоятельств происшествия и подписал схему к протоколу осмотра места аварии. В протоколе об административном правонарушении он сделал отметку о том, что место ДТП не покидал.

Однако в самом протоколе было указано, что Иванов все же отлучался. Черноморский районный суд решил, что своими действиями водитель совершил правонарушение, предусмотренное ч. 2 ст. 12.27 КоАП («Оставление водителем в нарушение ПДД места ДТП, участником которого он являлся»), и лишил его прав на один год и два месяца (постановление Черноморского районного суда Республики Крым от 8 февраля 2016 года № 5-95/2016). Законность данного судебного акта подтвердил Верховный суд Республики Крым (решение ВС РК от 24 марта 2016 года № 12-353/2016) и заместитель председателя Верховного Суда Республики Крым (постановление заместителя председателя ВС РК от 1 июня 2016 года № 4а-194/2016).

Иванов обратился в Верховный суд. А там пришли к выводу, что поскольку заявитель вернулся на место аварии, в его действиях отсутствует состав указанного административного правонарушения. Однако Иванов не выполнил обязанность, предусмотренную п. 2.5 Правил дорожного движения: он должен был после ДТП немедленно остановить автомобиль, включить аварийную сигнализацию, выставить знак аварийной остановки и не перемещать предметы, имеющие отношение к происшествию. За это правонарушение виновный должен быть привлечен к административной ответственности по ч. 1 ст. 12.27 КоАП («Невыполнение водителем обязанностей, предусмотренных ПДД, в связи с ДТП, участником которого он является») и наказан штрафом в размере 1000 руб. Однако переквалифицировать действия нарушителя нельзя, поскольку он уже лишен водительских прав, и наложение штрафа будет означать повторное привлечение к административной ответственности за одно и то же правонарушение, что недопустимо (п. 5 ст. 4.1 КоАП). Поэтому судья ВС Владимир Меркулов отменил решения нижестоящих судов и прекратил производство по делу (дело № 127-АД16-5).

Председатель московской коллегии адвокатов «Домбровицкий и партнеры» Пётр Домбровицкий считает постановление справедливым: «За кадром остается только причина оставления места ДТП: в адвокатской практике часто приходится апеллировать именно к этому обстоятельству, отстаивая права доверителя. У водителя могли сложиться некие форс-мажорные обстоятельства, касающиеся жизни и здоровья его или ближайших родственников. Постановление ВС – еще одно подтверждение: в интересах доверителя нужно проходить все инстанции».

С экспертом согласен заместитель генерального директора по юридическим вопросам АНО Экспертный центр «Консультант» Сергей Воронин: «Водитель, покинув место происшествия, возможно, даже и не понял, что он виноват в столкновении. После этого он, возможно, все осознал и вернулся. Так как к моменту прибытия сотрудников полиции виновник ДТП был уже на месте и впоследствии принимал активное участие в процессуальных действиях, можно сделать вывод, что умысла к правонарушению у него не было. Значит, и лишать его прав было бы лишним».

– имена и фамилии участников процесса изменены редакцией

источник: http://pravo.ru/story/view/136611/?cl=N

«Присудили больше положенного»: как ВС защитил страховую компанию

Пострадавшая в ДТП не смогла добиться от страховой фирмы выплаты возмещения вовремя. Кроме того, страховщик еще и занизил сумму за восстановительный ремонт машины. Тогда автовладелица решила в судебном порядке добиться от страховой компании выплаты недостающих денег и неустоек за просрочку. Суды рассчитали сумму неустойки, исходя из размера страхового возмещения. ВС объяснил, почему такой расчет ошибочен. 

Анастасия Смолина* в феврале 2015 года на своей машине (прим. ред. — марки авто вымараны из всех судебных актов) попала в ДТП. Виновником аварии признали ее второго участника — Антона Багдаряна*. Последний владел полисом ОСАГО и договором добровольного страхования ответственности (прим. ред. — на общую сумму 3 млн руб.), которые заключил ранее с компанией АО «СГ МСК». В эту страховую фирму и обратилась Смолина, чтобы получить деньги за восстановительный ремонт своей машины. Страховщик выплатил пострадавшей в общей сложности 400 000 руб.

Ошиблись в расчетах

Однако Смолина заявила, что этой суммы недостаточно для возмещения ущерба от ДТП. В доказательство она представила заключение автотехнической экспертизы, по результатам которой стоимость ремонта ее машины после аварии с учетом износа составляет 2,1 млн руб. Страховая компания не согласилась с подобным расчетом. Тогда пострадавшая обратилась в суд и потребовала взыскать с АО «СГ МСК»: недостающее страховое возмещение на сумму 1,7 млн руб., неустойку за задержку выплаты по ОСАГО – 38 990 руб. и по договору о добровольном страховании ответственности – 1,7 млн руб., компенсацию морального вреда суммой в 5000 руб. и потребительский штраф в размере 50% от присужденной суммы (дело № 2-8967/2015 ~ М-8559/2015).

Ленинский районный суд Краснодара удовлетворил иск Смолиной и с учетом всех ее требований взыскал с ответчика в общей сложности 5,1 млн руб. Апелляция оставила такое решение без изменений (дело № 33-25077/2015). Страховая компания не согласилась с таким расчетом и обжаловала решения судов Краснодарского края в ВС.

Судьи ВС признали, что нижестоящие инстанции неправильно рассчитали размер неустойки за задержку выплаты по договору о добровольном страховании (дело № 18-КГ16-108). Указанная сумма должна выводиться исходя из размера страховой премии, а не страхового возмещения. Такая ошибка привела к тому, что присужденная истцу сумма оказалась значительно больше положенной. ВС отменил решения нижестоящих судов и отправил дело на новое рассмотрение обратно в апелляцию. Краснодарский краевой суд пересчитал сумму неустойки (дело № 33-29939/2016) с учетом решения ВС (прим. ред. сумма вымарана из акта).

Мнение экспертов «Право.ru»: «Размер возмещения не равен цене услуги»

Анна Абраменко, ведущий юрист по имущественным спорам «HEADS Consulting», подчеркивает, что за просрочку выплаты возмещения страховщик уплачивает неустойку в размере 3% от цены услуги: «Последней является не размер возмещения, а сумма, которую уплатил клиент за приобретение страховой услуги».

Позиция ВС не нова и уже повсеместно применяется в судебной практике, отмечает адвокат Наталья Шалуба из КА «Бурцева, Агасиева и партнеры».

Соглашается с коллегой и Иван Хорев, юрист АБ «Байбуз и партнеры», который удивляется, что спорный вопрос не смогли верно разрешить нижестоящие инстанции, ведь он разъяснялся еще в Обзоре судебной практики ВС за третий квартал 2013 года (утв. Президиумом ВС 5 февраля 2014 года). В частности, в этом документе указано, что «выплата страхового возмещения не является ценой страховой услуги, поэтому на сумму страхового возмещения при задержке ее выплаты не может начисляться указанная неустойка».

* – имена и фамилии изменены редакцией

источник: http://pravo.ru/review/view/136381/

Семейное и личное: кто докажет совместные траты

Чтобы признать долги по кредитам супругов общими, надо доказать: деньги расходовались на семейные нужды. Однако вопрос о том, кто именно должен это сделать, может оказаться непростым для суда. Так произошло в деле бывших супругов из Тульской области – и муж, и жена хотели, чтобы долги каждого из них признали общими, а с оппонента взыскали компенсацию. Первые две инстанции высказали разное мнение, на ком лежит бремя доказывания. А потом в вопросе разобрался Верховный суд. 

Если один супруг распоряжается общим имуществом, то презюмируется, что другой с этим согласен, гласит п. 2 ст. 35 Семейного кодекса. По словам Екатерины Екимовой, юриста практики частных клиентов Юридической фирмы «ЮСТ», в последние годы суды часто применяли эту норму по аналогии, когда делили все «брачные» долги поровну. И не спасало даже то, что один из супругов мог узнать о задолженности только в заседании. «Многие бывшие супруги, чтобы «насолить» своим «вторым половинкам», уже во время суда заключали фиктивные договоры займа со своими родственниками или близкими друзьями, указывая дату подписания незадолго до расторжения брака», – рассказывает Екимова. Подобные «долги», которые в сущности, возникали в ходе процесса, также распределялись в равных долях. Однако дошедшее до ВС дело о разделе кредитных обязательств, возможно, заставит суды взглянуть на ситуацию иначе.

Кредиты и долги

Инна Грищенкова* подала в суд иск к бывшему супругу Дмитрию Точилкину*. Она хотела поделить имущество и кредитные обязательства. До октября 2013 года, когда пара развелась, на общие деньги они успели купить два автомобиля, один из которых, «Opel Ascona», продали в период брака, и телевизор. При разделе имущества Грищенкова просила признать ее долю в нажитом имуществе в размере 2/3, а долю ее экс-супруга – 1/3. Себе она хотела больше, поскольку во время брака взяла кредиты: на ее имя был оформлен потребительский кредит в банке «Ренессанс Капитал» почти на 200 000 руб. (договор от 21 сентября 2012 года), по которому она после развода оплатила 230 000 руб. Были и другие займы: в «ОТП Банк» (4 ноября 2012 года), которому она выплатила почти 128 000 руб., в «Хоум Кредит энд Финанс Банк» (23 апреля 2013 года) – отдала чуть больше 210 000 руб. Кредиты она выплатила, и теперь хотела признать их общими, чтобы получить компенсацию с бывшего мужа. Позже от требований, касающихся долга перед «Хоум Кредит энд Финанс банком», она отказалась.

Он же решил, что имущество следует делить по-другому. Он подал встречный иск к бывшей жене, в котором указал: имущество надо делить в равных долях, а проданный автомобиль «Opel Ascona» не подлежит разделу, поскольку его продали по совместному решению, а деньги потратили на нужды семьи. Кредитные обязательства супруги признавать общими долгами он тоже не хотел. О заключении кредитных договоров Точилкин, по его версии, не знал, кредит был не нужен, а то, что деньги пошли на нужды семьи, его бывшая жена не доказала. Зато он попросил признать общими другие кредиты, оформленные на него: долг перед «Ренессанс-Капиталом» (договор от 22 августа 2012 года) и «Хоум Кредит энд Финанс Банком» (21 ноября 2012 года), суммы которых в судебных документах не обозначены. Точилкин, в свою очередь, тоже хотел взыскать с бывшей жены компенсацию – часть средств по своим кредитам, которые он выплатил после развода.

Что решили суды

Ефремовский райсуд Тульской области частично удовлетворил требования бывших супругов. Суд разделил права собственности на автомобиль и телевизор – доли признали равными, машину оставили за Точилкиным, а в пользу Грищенковой взяли компенсацию, а вот телевизор достался жене – компенсацию за него пришлось выплатить бывшему мужу. Также решился и вопрос с кредитами. Обязательства Точилкина по договору с «Ренессанс Капиталом» от 22 августа 2012 года и «Хоум Кредит энд Финанс Банком» от 21 ноября 2012 года были признаны совместными, и с Грищенковой взыскали компенсацию в пользу экс-супруга. А вот ее требования отклонили. Основанием стало то, что трату кредита на общие нужды заявительница не доказала – а должна была, ведь именно она обратилась с исковым заявлением.

В апелляции – Тульском областном суде – рассудили иначе (дело № 33-3020/2015). Члены гражданской коллегии новым решением признали обязательства Грищенковой по договору с «Ренессанс Капиталом» от 21 сентября 2012 года и с «ОТП Банком» от 4 ноября 2012 года общим долгом супругов. Точилкин же должен был компенсировать бывшей жене часть кредитных выплат, указали в апелляции. По версии судей, бремя доказывания следовало распределить иначе: согласие супруга на распоряжение общим имуществом презюмируется, а значит, это Точилкин должен был доказать, что деньги, которые взяла в кредит его супруга, она потратила не на семью. Он обжаловал апелляционное определение в Верховном суде. Там заключили: в Тульском облсуде допустили ошибку.

Кто докажет совместные траты

Суды первой и апелляционной инстанции не пришли к единому мнению о том, кто должен доказывать, что кредит потрачен на семью. Суд первой инстанции исходил из того, что доказывать, что деньги пошли на общие нужды, должна была заявительница – Грищенкова. В апелляции указали: бремя доказывания того, что она потратила деньги по своему усмотрению, должен ответчик по первоначальному иску – Точилкин. Но он никаких доказательств не представил, а то, что о кредитах он якобы не знал, никак не опровергает доводов Грищенковой, решили в апелляции и признали полученные ей кредиты общим долгом.

П. 2 ст. 35 СК и п. 2 ст. 253 ГК устанавливают презумпцию согласия супруга на действия другого супруга по распоряжению общим имуществом. Но положения о том, что такое согласие предполагается и при появлении у одного из супругов долгов перед третьими лицами, в законе нет, обратила внимание Гражданская коллегия ВС под председательством судьи Александра Кликушина в определении по делу (дело № 8-КГ16-5).

Если у одного из супругов возник долг, он может быть признан общим, только если суд установил: все деньги были использованы на нужды семьи (п. 2 ст. 45 СК). Доказать же это должен тот, кто хочет распределить долги, подчеркнули судьи. Они напомнили, что согласно п. 1 ст. 45 Семейного кодекса, если долги есть только у одного из супругов, то и взыскание должно быть обращено только на его имущество – то есть у каждого могут быть собственные долги. При этом обязанности для других лиц не возникают (п. 3. ст. 308 ГК).

В апелляции эти обстоятельства не учли и неправильно распределили бремя доказывания. Также в Тульском облсуде не установили цели получения Грищенковой кредита и то, на что пошли деньги, указал ВС. В итоге суд сделал ошибочные выводы о том, что деньги потрачены на общие нужды, а значит, и обязательства по их возврату общие. Между тем доказательств этому в материалах дела на было. Оснований отменять решение суда первой инстанции не было, заключил ВС. Судьи отменили апелляционное определение в части отмены решения суда первой инстанции о признании долга общим и его распределении. Этот вопрос придется снова рассмотреть в апелляции.

Нормы Семейного кодекса о разделе долгов между бывшими супругами долго фактически не рассматривались в ВС, отмечает Екатерина Екимова. Но в деле Точилкина и Грищенковой ВС все же решил выработать единый подход судов общей юрисдикции к решению этого вопроса. «Вероятнее всего, после анализа сложившейся ситуации со стороны ВС и четкого указания о распределении бремени доказывания, нижестоящие суды внимательнее будут анализировать все фактические обстоятельства судебных споров и не будут автоматически применять п. 2 ст. 35 СК РФ при распределении долговых обязательств», – выразила надежду Екимова.

* – имена и фамилии участников спора изменены редакцией

источник: http://pravo.ru/story/view/135307/

Новый порядок госрегистрации недвижимости: успеть по-быстрому

1 января 2017 года вступает в силу новый закон о государственной регистрации недвижимости. Предполагается, что его нормы позволят гражданам и юридическим лицам быстрее и проще регистрировать свое имущество. На первый взгляд, это действительно так: сроки регистрации прав и постановки на кадастровый учет сократятся почти вдвое, саму регистрацию можно будет осуществлять в любом регионе вне зависимости от местонахождения объекта, а некоторые записи будут вноситься в реестр автоматически. Однако практикующие юристы считают, что с применением некоторых новых норм могут возникнуть трудности, и рекомендуют зарегистрировать права и поставить объект на кадастровый учет по старым правилам – время сделать это еще есть.

Нормативно-правовое регулирование

Фактически с 1 января 2017 года отношения по регистрации недвижимости будут регулироваться сразу тремя законами: новым законом о государственной регистрации недвижимости и действующими сейчас законами о государственной регистрации прав на недвижимое имущество и сделок с ним и о государственном кадастре недвижимости (ч. 4 ст. 72 нового закона о государственной регистрации недвижимости). Директор по правовым вопросам BIND Therapeutics Татьяна Ситнова рекомендует особенно внимательно отнестись к перечню документов, которые необходимы для регистрации и учета: «Они немного различаются в разных законах, но друг другу не противоречат – а значит, надо будет предоставлять их все».

Ведение Единого государственного реестра недвижимости

Единый государственный реестр прав на недвижимое имущество и сделок с ним (ЕГРП) и Государственный кадастр недвижимости (ГКН) будут объединены в Единый государственный реестр недвижимости (ЕГРН). Для этих целей из федерального бюджета планируется выделить 4851 млн руб. Однако бывает, что сведения в ЕГРП и ГКН часто не совпадают, например, новосибирская дорога с газоном, деревьями и кустарником была отмечена в ЕГРП как объект недвижимости (см. «Газон как недвижимость: ВС разрешил дело о записи в ЕГРП»), а в Кемерово недвижимостью чуть было не признали теплоход, переоборудованный под кафе (см. «Из корабля в ресторан: ВС объяснил, почему бывший теплоход – не объект недвижимости»). Чтобы в новом реестре появилась правильная запись, есть смысл проверить ЕГРП и ГКН (и при необходимости исправить данные, указанные там) до начала следующего года. При этом вестись ЕГРН будет исключительно в электронной форме. «Бумажки о собственности» Росреестр с 15 июля также не выдает.

Год назад суды подчеркивали, что «в совокупности записи реестра должны соответствовать правоустанавливающим и другим документам, представляемым на государственную регистрацию, а сведения, указанные в свидетельстве о государственной регистрации права, – записям в реестре» (постановление Первого арбитражного апелляционного суда от 27 июля 2015 года по делу № А39-5198/2013). Теперь возможна ситуация, что если с записью в реестре что-то случится, при отсутствии свидетельства у собственника могут возникнуть сложности с доказыванием факта регистрации своих прав. «Чтобы этого не произошло, я бы советовал периодически запрашивать выписки из реестров и хранить их у себя. Но будьте готовы к тратам – одна бумажная выписка об объекте недвижимости из ЕГРН обойдется для граждан минимум в 750 руб., для юридических лиц – в 2200 руб.», – предупреждает генеральный директор компании «ЮрПартнерЪ» Антон Толмачев.

Достоверность сведений

В новом законе декларируется принцип достоверности сведений, содержащихся в ЕГРН. «Однако на деле оказывается, что речь идет только о достоверности предоставляемых данных. Если, например, в реестре отсутствует информация об охранной зоне инженерных коммуникаций, водоохранной зоне или иных ограничениях, то это вовсе не означает, что их там нет. Соответственно грош цена такой достоверности», – заявляет партнер юридической фирмы Goltsblat BLP Виталий Можаровский.

Год назад ФСБ предложила ограничить доступ третьих лиц к персональным данным владельцев недвижимости. Хотя Кабмин заморозил этот законопроект (см. «Кабмин заморозил законопроект ФСБ о засекречивании ЕГРП»), на Федеральном портале проектов нормативных правовых актов все еще идут его общественные обсуждения и независимая антикоррупционная экспертиза. «Не предусмотренное никакими законами кодирование в ЕГРП имен высокопоставленных чиновников и настойчивые попытки вообще закрыть информацию о собственниках – ну о какой достоверности здесь можно говорить?» – задается вопросом Можаровский.

Действительно, с конца 2015 года фамилии высокопоставленных чиновников стали исчезать из действующих реестров. Так, сообщения об этом поступали из Фонда борьбы с коррупцией и Центра антикоррупционных исследований и инициатив «Трансперенси интернешнл». Тем не менее, очевидно: запись о том, что тот или иной особняк принадлежит просто «физическому лицу» (а не Иванову Ивану Ивановичу), вовсе не означает, что он является ничейным.

Срок регистрации недвижимости

Сегодня регистрация прав и кадастровый учет занимают по 10 рабочих дней соответственно (12 рабочих дней – при подаче документов через МФЦ). После вступления в силу нового закона срок регистрации сократится до семи рабочих дней (девять – при подаче документов через МФЦ), а срок постановки на кадастровый учет – до пяти рабочих дней (семь – при подаче документов через МФЦ). Если же регистрация прав и постановка на кадастровый учет будут проходить одновременно, то их общий срок составит 10 рабочих дней (12 рабочих дней – через МФЦ). «Это, конечно, хорошо», – замечает юрист сервиса «Конструктор документов FreshDoc.ru» Алина Тухватуллина. «Но как бы такая оперативность не привела к ошибкам регистратора при проведении правовой экспертизы сделки. Тем более, что нагрузка на Росреестр только возрастает», – опасается эксперт. Чтобы этого избежать, она советует провести горящие сделки и регистрацию ранее возникших прав уже сейчас. «Сроки регистрации прав и проведения кадастрового учета постоянно снижаются. Но я всегда выступаю за одно: допустим, пусть срок составляет не пять дней, а 10, но этот срок будет реальным. А не так, что написано пять дней, а в действительности регистраторы используют какие-то лазейки, и этот срок становится уже другим», – высказался начальник управления Департамента ПАО «Газпром» Алексей Харламов.

Экстерриториальность

С 1 января 2017 года у граждан и юридических лиц появится возможность подавать документы в любое отделение Росреестра вне зависимости от того, где расположен объект недвижимости. Это очень удобно для компаний, которые имеют огромное количество помещений и один головной офис, например, в Москве или Санкт-Петербурге. «Все очень долго ждали этого нововведения. Вот только вызывает опасение поток заявлений на регистрацию региональных объектов недвижимости в крупных городах – боюсь, он может взорвать технические и физические возможности регистраторов», – считает Ситнова.

Ввод объекта в эксплуатацию

Существующая сейчас практика в целом допускает получение разрешения на ввод в эксплуатацию вновь созданного объекта, даже если срок аренды земельного участка, предоставленного для строительства этого объекта, закончился. Однако после 1 января 2017 года это станет невозможным – в новом законе прямо указано, что ввод в эксплуатацию должен быть осуществлен в пределах срока действия соответствующего договора. А вот зарегистрировать право на такой объект можно будет уже после окончания аренды. «Учитывая, что с прошлого года земельное законодательство существенно ограничивает сроки и возможности продления договоров аренды для целей строительства, застройщикам следует очень внимательно отнестись к указанному нововведению. Ведь теперь в пределах срока аренды нужно будет не только успеть собственно достроить объект, но еще и оставить для уполномоченных органов достаточно времени на выдачу всей разрешительной документации», – предостерегает старший юрист Адвокатского бюро «Егоров, Пугинский, Афанасьев и партнеры» Антон Алексеев.

Запись об образовании земельного участка

«Если вы планируете приобрести земельный участок, образуемый из земель или земельного участка, государственная собственность на которые не разграничена, при подаче заявления о государственном кадастровом учете после 1 января 2017 года рекомендую обязательно приложить к нему заявление о государственной регистрации права собственности», – советует управляющий партнер Адвокатского бюро «Мурашов, Яшин и партнеры» Денис Мурашов. Дело в том, что после вступления в силу нового закона при кадастровом учете земельных участков по умолчанию будет вноситься запись о том, что эти участки образованы из земель или земельного участка, государственная собственность на которые не разграничена. Это означает, что такая земля принадлежит государству, однако пока не определено – муниципалитету, региону или Российской Федерации. Если это не так и собственником земли в соответствии с правоустанавливающими документами является, например, юридическое лицо, его права могут быть нарушены. «Кроме того, перед приобретением такого участка обязательно поинтересуйтесь, на основании каких документов была внесена соответствующая запись в ЕГРН», – добавляет Мурашов.

Новый закон о государственной регистрации недвижимости, по мнению экспертов, имеет не только позитивные, но и весьма неоднозначные нормы. Таким образом, гражданам стоит серьезно задуматься: имеет ли смысл ждать его вступления в силу или, может, лучше поскорее зарегистрировать свои права на недвижимость, пока еще действуют прежние правила?

источник: http://pravo.ru/review/view/135207/?cl=N

Большинство страховщиков оказалось не готово продавать электронное ОСАГО

С 1 января все страховые компании, работающие на рынке ОСАГО, обяжут продавать электронные полисы. Пока это делают только 17 компаний из 74. Остальные ждут, когда ЦБ представит финальные требования к работе их сайтов
Готовность страховщиков к обязательной продаже электронных полисов можно оценить по опыту их подключения и тестирования на сервисе объединения, рассказал РБК исполнительный директор Российского союза автостраховщиков (РСА) Евгений Уфимцев. На момент запуска работы системы тестирование прошла большая часть компаний, но е-полисы ОСАГО продают только 17, отметил он.

Технически готовность среди крупных компаний к продаже электронных полисов высокая, отмечает управляющий партнер Национального агентства финансовых исследований (НАФИ) Павел Самиев. «Здесь вопрос даже не в готовности, а в том, что в целом компании не заинтересованы в том, чтобы продавать полисы ОСАГО в электронном виде. Потому что очень большой дисбаланс по убыточности. К тому же есть так называемые токсичные регионы, такие как Краснодарский край, Ростовская и Волгоградская области, где убыточность очень высокая», — пояснил Самиев.

По прогнозам НАФИ, в 2016 году убыточность на рынке ОСАГО может составить от 77 до 82%. При этом комбинированная убыточность по ОСАГО с учетом судебных выплат и расходов по итогам года превысит 100%, а в отдельных регионах она будет существенно выше.

«Сообщество сейчас ждет принятия соответствующего указания Банка России о требованиях к сайтам страховщиков, с учетом которых, возможно, нужно будет дорабатывать программное обеспечение», — пояснил Уфимцев. По его словам, проект, который был опубликован регулятором, «представляется достаточно жестким». «По этому вопросу мы ведем диалог с регулятором, рассчитываем на смягчение требований», — сказал он.

ЦБ финальную версию требований еще не подготовил. «Банк России ведет подготовку соответствующего указания, проект документа уже публиковался для публичного обсуждения на сайте регулятора. В настоящий момент мы анализируем предложения и замечания, поступившие от Российского союза автостраховщиков, для подготовки финальной версии документа», — сообщила РБК пресс-служба ЦБ.

Опубликованный ранее проект ЦБ устанавливает, что общая длительность перерывов в работе сайта не может составлять более четырех часов в месяц. При проведении плановых технических работ, в ходе которых доступ пользователей к сайту будет невозможен, на главной странице не менее чем за сутки до начала работ должно быть размещено уведомление с указанием даты и времени их начала и окончания. Документ также определяет понятие нарушения бесперебойного функционирования сайта, в том числе критического — им признается нарушение, которое не было устранено в течение более двух часов. При этом любое доказанное нарушение доступности сайта страховой компании для покупки полиса ОСАГО в электронной форме может наказываться штрафом в размере 300 тыс. руб. с момента запуска обязательных электронных продаж ОСАГО в России.

По словам Уфимцева, стандартный график подключения страховой компании к соответствующей системе РСА составляет две-три недели, однако этому должна предшествовать подготовка программного обеспечения самой компании. «РСА уже разослал компаниям письмо о том, что необходимо пройти тестирование и подключиться к системе. У страховщиков еще есть время», — полагает Уфимцев.

Запуск продаж электронных полисов ОСАГО стартовал в 2015 году — сначала с 1 июля в форме пролонгации для ­физлиц, затем с 1 октября стало возможно оформление полиса не только у своего страховщика, но и любого другого, предлагающего ­эту услугу. С 1 июля ­2016 года вступили в ­силу нормы законодательства, которые позволили страховым компаниям открыть возможность покупки электронных полисов ОСАГО для юридических лиц. ­

В конце сентября РСА сообщил, что к эксперименту по добровольной продаже электронных полисов, который стартовал в июле 2015 года, присоединились только 17 крупнейших компаний федерального уровня из 74. Весной этого года из списка страховщиков, добровольно продающих е-полисы, исчез «Росгосстрах», пока отказавшийся от электронных продаж. По данным РСА, по состоянию на 4 октября российские автовладельцы оформили более 306 тыс. электронных полисов ОСАГО.

Подробнее на РБК:
http://www.rbc.ru/finances/04/10/2016/57f28b6b9a7947e499c8720e

Коллекторы хотят получить доступ к данным об оружии у должников

Государственные инстанции откажут коллекторам в доступе к чувствительной информации о должниках: наличии оружия, ценного имущества, пенсионных накоплениях и прочее, пишет сегодня Российская газета.

Накануне в СМИ появилась информация, что ассоциация коллекторских агентств обратилась в Федеральную службу судебных приставов с просьбой помочь с получением данных об оружии, зарегистрированном на должников. Вчера источники «Российской газеты» в нескольких государственных инстанциях в один голос заявили, что ответ будет категоричный и отрицательный.

Схема предлагалась такая: коллекторы пишут запрос судебным приставам, а те в свою очередь наводят справки в МВД. Право приставов получать подобную информацию из государственных баз закреплено законом и не оспаривается. Но с чего кто-то взял, что приставы должны делиться служебными данными с посторонними?

«Коллекторы слишком много просят, но они не органы исполнительной власти и никогда ими не будут. А какая у них репутация, говорить не нужно», — сказал один из собеседников «Российской газеты».

«Мое мнение по данному вопросу таково, что данный запрос связан с желанием коллекторов проверить, может ли должник применить к ним оружие при слишком назойливом или незаконном требовании коллектора о возврате долга, — сказал «РГ» советник Федеральной палаты адвокатов Александр Боломатов. — Полагаю, что коллекторы рассуждают таким образом: если у должника будет оружие, коллектор постарается не нарушать закон, а если оружия нет, то можно к должнику применить более жесткие методы».

Правда, сами коллекторы объясняют запрос несколько по-иному. Мол, оружие косвенно свидетельствует, что у должника есть и деньги, и ценное имущество. Да и сам охотничий карабин тоже удовольствие недешевое. Коллекторы также хотели бы получать через приставов информацию из баз ГИБДД, налоговой службы, Росреестра, Пенсионного фонда, ЗАГСов, Центрального адресного бюро и т.п. Но хотеть — не значит получить.

источник: http://www.klerk.ru/law/news/448410/

ФАС раскрыла самый массовый картельный сговор в России

ФАС России вынесла решение по делу о нарушении п. 2 ч. 1 ст. 11 Закона о защите конкуренции (картель, сговор на торгах) при проведении торгов на поставку вещевого имущества для нужд МВД России, ФСБ России и ФТС России, сообщается на сайте антимонопольной службы.

Количество ответчиков по делу составило 118 юридических лиц. Было выявлено 18 открытых аукционов в электронной форме, которые прошли в условиях сговора участников на общую сумму более 3,5 млрд рублей.

Виновными признаны 90 компаний (список на сайте ФАС не приведен — прим.редакции). Некоторые участники картеля одновременно управляли 3-4 юридическими лицами и выставляли их на аукционы для создания видимости конкуренции на торгах.

Ценовые предложения подавались чаще одной организацией несмотря на то, что в аукционе участвовали от 11 до 40 организаций, остальные отказывались от борьбы для обеспечения победы «нужному» участнику и поддержания цен.

«Участниками картеля была разработана система «квот», которые рассчитывались с учетом начальной цены контракта пропорционально количеству участников аукциона. «Квоты» можно было получить, обменять или накопить. После накопления определенного количества «квот» и достижения договоренностей с остальными участниками картеля, один из сговорившихся мог стать «контрактодержаталем» по аукциону» — отмечает начальник Управления по борьбе с картелями ФАС России Андрей Тенишев.

Заключение картельного соглашения и участие в нем подтверждается также признаниями ряда ответчиков, поступившими в ФАС России по программе освобождения от ответственности.
Стоит также отметить, что для отдельных участников это нарушение – рецидив: в 2012 году некоторые из них уже привлекались к ответственности за аналогичное нарушение. Тогда антимонопольный орган выявил и доказал участие в картеле более чем 30 юридических лиц. Решение ФАС России было поддержано судами. Участники картеля заплатили крупные административные штрафы.

«Картели в сфере закупок для нужд силовых структур не только подрывают основополагающие принципы конкуренции, но и могут стать угрозой национальной безопасности страны», — прокомментировал нарушение статс-секретарь – заместитель руководителя ФАС России Андрей Цариковский.

Решение и материалы по делу будут направлены в Главное управление экономической безопасности и противодействия коррупции МВД России для решения вопроса о возбуждении уголовного дела по признакам составов преступлений, предусмотренных статьями 178 и 210 Уголовного Кодекса РФ. Решение также будет направлено в ФСБ России и ФТС России для ознакомления.

источник: http://www.klerk.ru/law/news/448269/

Верните машину: как доказать что вы – добросовестный покупатель


ПРАВОRU


Верните машину: как доказать что вы – добросовестный покупатель

Жена тайком продала «семейную» машину, владельцем которой по документам был ее супруг. Тот, узнав о сделке, потребовал вернуть свою собственность. Покупатели возражали, утверждая, что являются добросовестными приобретателями. Суды трех инстанций решали, возможна ли виндикация, для чего нужно было выяснить, был ли автомобиль продан против воли истца.

Читать полностью →